Судный день

За закрытыми дверями


будут приоткрываться тайны
громкого преступления


Процесс по делу о взрыве жилого дома, в котором находился офис ЧОП «Беркут», объявлен закрытым. Об этом просил суд потерпевший Овсянкин. Подсудимый Скрипкин поддержал ходатайство. Подсудимый Никифоров был категорически против.
7 февраля судья областного суда Игорь Иванов принял решение: чтобы кардинальным образом оградить «дело Скрипкина и Никифорова» от утечки информации из зала суда, объявить процесс закрытым. Непосредственным поводом для этого стало ходатайство потерпевшего Сергея Овсянкина, в ту пору (взрыв прогремел 27 декабря 2004 г.) – руководителя ЧОП «Беркут», «физическое устранение» которого, по версии следствия, и было целью заложенного в подъезде радиоуправляемого устройства. Сергей Овсянкин просил суд рассмотреть дело в закрытом режиме, так как этого «требуют интересы безопасности».

 Закон

Статья 241 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Гласность
1. Разбирательство уголовных дел во всех судах открытое, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей.
2. Закрытое судебное разбирательство допускается на основании определения или постановления суда в случаях, когда:
1) разбирательство уголовного дела в суде может привести к разглашению государственной или иной охраняемой федеральным законом тайны;
2) рассматриваются уголовные дела о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими возраста шестнадцати лет;
3) рассмотрение уголовных дел о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности и других преступлениях может привести к разглашению сведений об интимных сторонах жизни участников уголовного судопроизводства либо сведений, унижающих их честь и достоинство;
4) этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц.


Подсудимый Скрипкин (в прошлом, напомним, начальник отдела экспертно-криминалистического центра областного УВД, подполковник милиции) не возражал. Представители государственного обвинения не возражали. Лишь подсудимый Никифоров, директор ООО «Новый город», был категорически против, так как, с его точки зрения, «в таких делах значение прессы очень велико».
С момента своего задержания Никифоров, в отличие от подполковника Скрипкина, отказывается признавать свою причастность к организации взрыва в ЧОП «Беркут». Не признаёт он свою вину и в организации другого преступления, в котором обвиняется, - убийстве предпринимателя Васильева, совершённом ещё в 1995 году. Поэтому в его интересах, чтобы факты, как он говорит, его «необоснованного привлечения к уголовной ответственности» получили огласку.
Прерогатива суда - решать, удовлетворить или отказать в ходатайстве участника процесса. Судья Игорь Иванов решил: удовлетворить. С судьёй не спорят. Хотя… Спорят. Адвокаты.
Адвокат Владимир Калпин, представляющий интересы Игоря Никифорова, так прокомментировал решение судьи о закрытом порядке судебного следствия:
- Это постановление судьи мы обязательно будем обжаловать. Я считаю, что в этом случае нет никаких оснований для ограничения распространения информации об этом деле: оно не связано с сексуальными преступлениями и не содержит государственную или иную охраняемую законом тайну. На мой взгляд, это постановление служит лишь одной цели: «тихо» рассмотреть дело, «тихо» вынести приговор, хотя, боюсь, в любом случае это уже не получится – слишком большой резонанс дело имеет не только в области, но и во всей стране. Обжаловать постановление судьи Иванова полагается через Верховный суд РФ. Однако даже при благоприятном стечении обстоятельств жалоба в Верховном суде РФ будет рассмотрена не раньше апреля, а до этого процесс однозначно будет идти в закрытом режиме.


Алексей КОРЯКОВ

P.s.
«Когда этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства…» Универсальная, в общем-то, формула. Строго говоря, объявив, что ему угрожают, любой участник любого уголовного процесса может просить, чтобы процесс шёл в закрытом режиме… Да только любого ли в его просьбе уважат?

 

Кстати


Легко ли взорвать Фемиду


приставы учатся обеспечивать
безопасность участников процесса


В Чудовском районе судебные приставы по организации установленного порядка деятельности судов предотвратили террористический акт.


А дело происходило так. В здание федерального районного суда пришёл посетитель. Он объяснил дежурной смене приставов причину своего визита, прошёл контроль металлодетектора. Через восемь минут посетитель покинул здание, а через три минуты заложенное взрывное устройство было обнаружено. Дежурная смена немедленно сообщила о находке в Чудовское РОВД и Управление Федеральной службы судебных приставов по Новгородской области.
Судебные заседания были остановлены, началась эвакуация людей.
Приставы уже собирались информировать МЧС Чудовского района, когда в здание вошли руководитель тренировки, посредники-наблюдатели и дали команду прекратить дальнейшие действия.
Работа приставов была оценена на «хорошо». И вполне заслуженно. Ведь операция проходила в режиме полной реальности. Лишь пять человек знали, что в суд принесут муляж взрывного устройства...
В то же время признано, что в Чудовском суде недостаточно жёстко осуществляется досмотр посетителей. Мнимый террорист смог войти в здание с сумкой, а выйти - без неё. Но его перемещения приставы контролировали с помощью технических средств.


Чудовская тренировка готовилась не по указанию сверху и не в связи с какими-то «веяниями». Она – плановая, такие «авралы» ждут и другие суды.

 

Назад, к списку статей ННГ N07 за 2007 год

_ Новая Новгородская Газета _

Имя: