1150

СПОРНАЯ ПАТИНА

исследования и открытия
только прибавили головной боли музейщикам

По договорённости между Новгородским музеем-заповедником и Центральными научно-реставрационными проектными мастерскими до Нового года предполагалось осуществить основной комплекс исследовательских работ на уникальном памятнике, который принято называть Грановитой палатой Новгородского кремля. Памятник является древнейшей гражданской постройкой на территории России, а заодно - напоминанием о работе иностранных архитекторов в России. Именно в Грановитой палате 15 января 1478 года Новгород Великий сдал свои полномочия Москве, и началась новая история российского государства.


Этот памятник прожил бурную жизнь, его в разные века переделывали, перестраивали, он давно нуждается в реставрации. И вот в 2006 году музей получил такую возможность.
На первом этапе нам повезло, нашёлся в стране реставратор, который способен справиться с этим весьма непростым памятником, имеющий необходимый опыт и имя в реставрационном мире - Центральные научно-реставрационные производственные мастерские. В работе принимали участие и новгородцы. Исследования принесли много открытий. Первое – это открытие (пусть и всеми ожидаемое) двух внутристенных лестниц, хорошо сохранившаяся со второго этажа на первый и с первого – в подвал. В жилом помещении владыки обнаружены следы печи или камина. Из палаты был вход в сад, который потом был переделан. Действительно, небольшое здание имеет много дверей. Что в своё время так поразило летописца: «здание о тридцати дверях».
Пока трудно сказать, какой мы увидим свою Грановитую палату через год-полтора. Главный архитектор проекта реставрации Ирина Калугина, представляя работу своих коллег, сразу заявила, что это не окончательный вариант – более полный будет показан позже. Сотни типов конструкций крыш существует, фасадов – какой вариант в своё время выбрал неизвестный древний германский зодчий? А главное, на чём остановиться сегодня? Реставраторы вроде бы склоняются к варианту памятника с историческими «заплатами»: тут кусочек XV века, там – VII, здесь - VI .
- Особо будет стоять вопрос цветового решения здания. Оно было выполнено из кирпича и не обмазано. Мы не знаем и какими были потолки, - признала И. Калугина. – Брать аналог? Какой? У нас не так много знаний по готике. Здесь надо подключать немецких специалистов, которые могли бы аналоги посоветовать, а то мы сделаем что-то - и будет смешно.
Представь реставраторы уже сейчас варианты графической реконструкции свода, фасадов, крыши и прочего, формировать решение было бы легче, а пока…
- В процессе реставрационных работ исследования будут продолжаться. Может быть, какие-то результаты их серьёзно повлияют на дальнейшую судьбу проекта. Но вообще настроение какое-то худое после сегодняшнего рассмотрения, - подвёл итоги обсуждения генеральный директор Новгородского музея-заповедника Николай Гринёв. – Стало ясно, что мы получим историю издевательства над Грановитой палатой. Во все времена – в VI веке, в VII, в VIII, в XIX и в XX. То есть мы постараемся всю эту сложную историю памятника максимально законсервировать.
В Новгороде есть ещё один памятник, который реставраторы очень любят и который в учебниках называется чуть ли не примером классической реставрации: церковь Параскевы Пятницы. Это ужасная реставрация: ничего не получилось. Зафиксировали все перестройки, люди приходят и спрашивают – что ЭТО? Им в ответ: «Это - история памятника». А нужна ли людям «история памятника»? Наверное, для науки нужна. Но где сам памятник-то? Стоит некое убожество. Ещё пример. Недалеко отсюда - так называемая Важня - сенные весы. Когда шла её реставрация,была идея: давайте выправим памятник. Нет, давайте сохраним «патину времени». Сохранили «патину». Все периоды развития Важни видны, да только новгородцы и их гости не понимают: почему в центре города торчит какая-то перекошённая конструкция. В Грановитой палате мы получим что-то подобное. И от этого, конечно, печально.
- Не совсем такое получите, будет цельный образ, конечно, - попыталась смягчить директорскую горечь И. Калугина. Но это ей плохо удалось.
- Будем приходить и говорить: вот здесь когда-то был необычный объект, построенный нашими мастерами, но не нашими архитекторами. Он был цельный, понятный, а потом в XVI веке нечто сломали, в XVII взяли и ввели своды, в XVIII насыпали земли. Почему землю-то мы убираем? Тоже история, зачем её убирать? Екатерина II подарок сделала Новгороду по случаю 300-летия единого российского государства, - напомнил Н. Гринёв. – Перестроила Новгород полностью, а кремль выровняла для строительства других построек. В северной части насыпали сантиметров 80 земли, в южной - полтора метра, для этого разобрали Малый земляной город, кусочек перевезли сюда. Поэтому когда будем копать, можем невероятные вещи выкопать с Малого земляного города.
Мы получим на месте Грановитой палаты что-то невероятное: здание, которое никогда не существовало. Каждый, кто его переделывал, переделывал ради какой-то цели, которую себе представлял. Да, иногда наши предки были такими же, как мы, ленивыми, и не доделывали дело: потому окно сделали, кусок не заложили, не перезаложили, получили яркий цвет этого куска. Сегодня он будет сохранён на все времена.
Что касается новгородской архитектуры, я прошёл через такой момент в своей жизни. В 1992 году мне пришлось пробивать включение памятников Новгорода и его окрестностей в список Всемирного культурного наследия. В Министерстве культуры состоялось обсуждение. Выступил один известный историк архитектуры и сказал: «Я поддержать включение новгородских памятников не могу. По уставу Всемирного культурного наследия туда включаются только абсолютно подлинные, не подвергшиеся позднейшему вмешательству памятники. А Новгород во время войны был стёрт с лица земли, восстановлен. И памятники, которые мы имеем, - и кусочек истории, и творчество реставраторов. Зачем творчество современных реставраторов включать в список Всемирного культурного наследия?».
На Генеральной ассамблее ЮНЕСКО, где рассматривался этот вопрос, наши представители вели себя очень достойно. Они честно сказали, что в ходе обсуждения было высказано вот такое сомнение. И были очень хорошие выступления. Французский представитель сказал, что благодаря послевоенным восстановительным работам мы имеем сегодня определённый облик новгородской архитектуры. И этот облик необходимо признать памятником, ибо это единый дух, это то, что на планете должно существовать и должно охраняться. И в результате Московский кремль не получил ста процентов голосов, а Новгород - получил.


В Грановитую палату не попал ни один снаряд, её закрывал собою Софийский собор, который 5 июля принял на себя двадцать снарядов... Неужели теперь уникальный памятник «накроет» реставрацией?
 

Леонтий Сухов


 

 

Назад, к списку статей ННГ N01 за 2007 год

_ Новая Новгородская Газета _

Имя: