ОБОБРАЛИ НА ПЯТЬ ПЕНСИЙ

    Я училась в Боровичском педагогическом училище. Весь наш выпуск оставили в Новгородской, разорённой фашистами, области. Мне дали направление в Ануфриевский детский дом. Здесь вышла замуж за Николая Ершова, жила вместе с его родителями.
    В 1972 году мы с мужем полностью перестроили отчий дом. Всё делали своим горбом, никаких ссуд не брали. И брёвна, и камни, и все строительные материалы таскали на себе, ни копейки не попросив у государства. Правда, и оно с нас семь шкур не драло: за страховку да за землю брало сущие копейки. А сельские учителя вообще освобождались от налогов, поэтому все они перевели дома на себя.
    Я отработала в Ануфриевской школе 20 лет. А потом вышел указ о том, что сельские учителя освобождаются от налогов. Я перевела дом на своё имя.
    Писать о том, в каком мы все оказались положении при новой власти, якобы демократической, - не хочу. Вздорожало всё - страховка, газ, свет, земля. Но вдвоём мы всё-таки с этим справлялись.
    Три года назад умер мой муж. Помыкавшись, я уступила просьбам дочери переехать к ней. Покупателя на дом нашла быстро. И вот тут-то начались мои мытарства.
    В БТИ, куда я принесла план дома и участка, сказали, что мои документы не годятся, надо составлять новые. Приехали, за 15 минут обмерили, а точнее - сверили с моим планом и взяли за это 1400 рублей. Следом за ними приехали из земельного фонда, тоже обмерили обмерянное и взяли ещё 800 рублей.
    Пошла к адвокату оформлять сделку. Справке из сельсовета, в которой было написано, что я являюсь хозяйкой дома, адвокат не поверила. А ни моих, ни мужниных родственников в живых не осталось. Мне подсказали добрые люди, что дочка должна отказаться от наследства, тогда у юриста претензий не будет. Дочка отказ прислала. Однако доказывать своё право на дом мне пришлось в суде - так настояла адвокат.
    Суд продолжался 10 минут: пришли мои соседи и доказали моё право. Но стоило это доказательство мне ещё 2400 рублей. А за то, что юрист сама собственноручно составила заявление в этот суд, она взяла с меня ещё 750 рублей.
    После суда я пошла в регистрационную палату, где за поставленную на документ печать с меня взяли ещё 300 рублей. Да 20 рублей за справку из земельного комитета, что у меня именно 20 соток земли на участке. Справку, которую мне должны были сделать в БТИ, там же и потеряли, предложив мне её продублировать... за 100 рублей.
    За нотариальное составление и удостоверение договора продажи я уплатила ещё две с лишним тысячи рублей.
    А теперь хочу узнать, кто с меня взял пять моих кровно заработанных пенсий? Государство или местные чиновники, которым дано право самоуправления? Может быть, это не самоуправление, а самоуправство?

Лидия ЕРШОВА,
бывшая жительница деревни Ануфриево Боровичского района.

 

    Перечень различных поборов и в самом деле впечатляет. Но все ли затраты были неизбежны? Во всем ли виноваты чиновники и их самоуправство? Ответ придётся искать в прошлом веке…
    Итак, Вы и муж жили вместе с его родителями в родительском же доме. После смерти родителей 30 лет назад полностью перестроили дом. Вы пишете, что ещё в то время «перевели» дом на своё имя.
    Как происходил «перевод» – нам неведомо. Возможно, вы устно или письменно попросили в сельсовете, чтобы дом считался Вашим, после чего искренне полагали, что больше никакие формальности не нужны. Поступили ли Вы так в силу незнания установленного порядка или сознательно пренебрегли «излишними» формальностями - сегодня не столь важно.
    В любом случае, переводить дом на себя нужно было по-другому. После смерти родителей Вашему мужу следовало оформить дом по наследству на своё имя через государственную нотариальную контору. Отметим особо - поскольку он проживал вместе с родителями и остался жить в том же доме, за оформление наследства ему не пришлось бы платить ни копейки. «Перевод» дома на Ваше имя можно было оформить путём заключения договора дарения. В этом случае уже пришлось бы платить государственную пошлину, но навряд ли она оказалась бы больше 20-30 рублей. Эти деньги, не лишние в семейном бюджете, очень быстро вернулись бы к вам благодаря льготам по обязательным платежам, которыми Вы пользовались как сельский учитель.
    Впрочем, события последних лет убеждают, что дом, который Вы считали своим, формально числился собственностью давно умерших свёкра или свекрови. В противном случае дорогостоящий судебный процесс, на который в общей сложности, с учётом суммы государственной пошлины и услуг юриста, Вам пришлось потратить 3150 рублей, просто был бы не нужен.
    Ещё одна весьма значительная сумма, с которой можно было не расставаться, - две с лишним тысячи рублей, которые Вам пришлось уплатить «за нотариальное составление и удостоверение договора продажи». Дело в том, что нотариальное удостоверение договора купли-продажи дома сейчас вовсе не обязательно, о чём уже сообщала своим читателям «Новая новгородская газета». Договор можно было зарегистрировать в учреждении юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним и без предварительного нотариального удостоверения.
    Кстати, обижаться на судей и нотариусов за излишне большие суммы «поборов» не следует. Когда они высчитывают размеры тарифов и пошлин, руководствуются не собственными пожеланиями, а Законом РФ «О государственной пошлине».
    Затраты, которых действительно нельзя было избежать, – 1400 рублей за труды БТИ и 800 - за обмеры «земельного фонда» , а также 300 рублей за регистрацию права собственности и 120 рублей за справки из БТИ и земельного комитета.
    Но это уже не пять пенсий, а примерно полторы.
    Получается, что местное самоуправство здесь ни при чем. И оформление недвижимости, и её содержание во все времена были делом платным, причём платить всегда приходилось собственнику. Вовсе избежать таких расходов не получится, а вот не тратить лишнего - задача вполне реальная.

Элеонора ДЕМИДОВА,
юрист.

 

Назад, к списку статей ННГ N10 за 2004 год

_ Новая Новгородская Газета _

Имя: